December 5th, 2017

deser-sit

Не только ценный мех



Я всегда была ярко выраженным хищником по внутренним потребностям, но обстоятельства не всегда позволяли эти потребности на полную удовлетворять. Типичная жизнь бурого медведя, если есть добыча, будем жрать мясо, но в голодый год перебъемся улиточками и корешками.

Аспирантура, как и у многих, не была периодом финансового процветания, да и годы в России тогда были те еще, с мясной диетой было не разгуляться.
Но в один момент нарисовался у нас небольшой совместный проект по термофильным археям с микробиологами. Вообще инстутут, занимающийся молекулярной биологией не то место, которое может дать внезапный прикорм (я не про деньги, а прямые поставки продукта в организм). Хотя всякое бывает. Где-то в 80-х лаборатории, занимавшейся миозином, потребовалось китовое мясо, они и купили минимально возможную поставку такового у китобойной компании (или кто там в сововетское время такими вещами занимался). Но лабе нужно было килограмма 3-4, а минимальная поставка была где-то полтонны. В результате сотрудники всего инстутута год питались прекрасными китовыми стейками.
Но термофилы это вам не киты. Не то чтобы они были ядовиты, но у них прирост массы несколько грамм в месяц, не зажируешь. Однако вместе с термофилами к нам пришли и кролики. Нужно было получить антитела на белки оболочки каждого термофила (а было у нас шесть штаммов). Шесть термофилов, шесть кроликов. Жили они, разумеется, не в лабе, а в институтском виварии, который за ними и ухаживал. Но кроликам нужно было регулярно колоть антигены, брать кровь, чтобы проверять титр антитл, а в конце умертвить страдальцев и забрать всю их кровь. Можно было конечно поручить все это работникам вивария и только носить им антигены и забирать кровь, но за это нужно было платить, а, главное, кроличьи тушки остались бы им. А каждый кролик, как известно, не только ценный мех.... Старшие товарищи постановили - половина кроликов отходит лабе, а половинва тем, кто их колет и забивает. Кроваво-криличьими делами, как главный исполнитель нашей части проекта, занималась полюбому я, а мой БМ, тогда еще не бывший, как имевший детский деревенский опыт взался окончить их жизненный путь. Осуществил он это, надо сказать, безупречно, ни один кролик испугаться на успел, и ни одной капли крови не пропало. Кровь вся быстренько ушла в научное дело, а у нас на руках оказалось шесть прекрасных упитанных кроличьих тушек. Соседняя лаба страшно завидовала, они, в отличии от нас, кроликов изводили регулярно, но их невинную кровь они пользовали для создания внеклеточных систем транскрипции, посему кроликов доводили всякой ядовитой фигней до полной анемиии, и в пищу бедные зверушки не годились. Так что три кролика ушло в мою кастрблю, а три на лабраторные совместные праздничные обеды. Помнится одного из них мужчины приготовили на 8 марта, при этом сняли фильм, как они готовят котика одного из сострудников. И перед подачей кролика фильм показали. Сынишка сотрудницы купился, расплакался и отказывался есть. Еле убедили, что шутка, пришлось предъявлять не пострадавшего хвостатого актера.

Вот тогда то я и оценила, что кролик это весьма вкусно. До этого я с крольчатиной просто не сталкивалась, не самое распространенное мясов в наших магазинах было.
После этого у меня опять был многолетний перерыв в кроликоедении. В Америки крольчатину в магазине встретить можно, но именно что встретить. Просто так на полках в суперемаркете она обычно не лежит. И натыкалась я на нее как-то не в то время, когда вообще собиралась что-либо готовить.
И тут в очередной раз наткнулась и решила что пора. И купила. И приготовила. И оказалось удивительно вкусно. И очень просто готовить.
И даже рецепт себе запишу на память, ибо непременно буду готовить еще. Рецепт взят у Белоники.

Готовить >>>